logo left

phone 
 
 
 

 
 
+ 7 (4932)
93-93-62

 
 
 

logo right

 
Четверг, 26 мая 2016 13:02

ВС разъяснил, когда долгое отсутствие лишает квартиры

Тридцать лет назад мужчина съехал от родителей и стал жить отдельно. А когда мать попыталась выписать его из квартиры, воспротивился и заявил, что вернуться домой ему мешала давняя ссора с родственниками и женитьба. Почему при этом он три десятка лет не помогал родне платить за квартиру – не объяснил. Суды нижестоящих инстанций посчитали, что это – не основание для выселения. Точку в споре поставил ВС.

В июне 1980 года петербурженка Инета В. получила ордер на трехкомнатную квартиру, в которую и вселилась вместе с семьей – мужем и двумя сыновьями. Через три года старший из мальчиков, Хосейн, решил жить отдельно от родителей, а еще год спустя, в 1984-м, создал свою семью и переехал жить к жене. С тех самых пор жилплощадью он не пользовался, коммунальные услуги не оплачивал, лишь в 2005 году прописал в нее своего несовершеннолетнего сына Сергея В., который с самого рождения жил в квартире, принадлежащей его матери. В январе 2013 года оба они были включены в договор социального найма как члены семьи нанимателя, а в октябре того же года Ивета В. обратилась в Калининский райсуд Санкт-Петербурга (дело № 2-686/2014), требуя признать сына и внука утратившими право пользования жилым помещением. Хосейн и Сергей В. подали встречный иск, требуя, чтобы родственники не мешали им пользоваться жильем.

Вернуться не давали родственники

2 октября 2014 года судья Мария Кондрашева отказала заявительнице, а встречные требования удовлетворила лишь частично – в отношении Хосейна В. Суд посчитал, что его выезд из спорной квартиры "носил временный и вынужденный характер" в связи с вступлением в брак и переездом к супруге, а также ссоры с матерью и братом, которые, по словам мужчины, не давали ему переступить порог собственного дома. Доказательством конфликта было заявление, которое Хосейн В. написал на родственников в полицию – правда, уже после того, как его мать обратилась в суд. Кроме того, встречный истец говорил, что развелся с женой и больше в ее квартире проживать не может. Что же касается Сергея В., то суд первой инстанции установил, что он никогда не вселялся в спорную квартиру и не жил в ней, то есть "добровольно отказался от права пользования жильем и исполнения договора социального найма".

Апелляция согласилась с доводами Калиниского райсуда относительно Хосейна В., но обязала заявительницу вселить в квартиру еще и его сына. В определении Санкт-Петербургского городского суда сказано, что еще до совершеннолетия тот приобрел право пользования спорной квартирой, которая стала его местом жительства по соглашению родителей. Пока ему не исполнилось восемнадцать, юноша, в силу возраста, не мог самостоятельно туда вселиться, а в 2012 году он был призван в армию, что "в совокупности свидетельствует об уважительной причине непроживания в квартире". Инета В. видеть родственников на своей жилплощади по-прежнему не желала и обжаловала принятые по делу акты в Верховный суд РФ (дело № 78-КГ16-2).

ВС  верно оценил обстоятельства

Коллегия под председательством Александра Кликушина рассмотрела жалобу 22 марта текущего года и с доводами коллег из нижестоящих инстанций не согласилась. Судьи напомнили, что в ч. 3 ст. 83 ЖК указано: в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда. Временное же их отсутствие изменения прав и обязанностей по указанному договору не влечет (ст. 71 ЖК).

При определении, навсегда ли тот или иной жилец покинул квартиру, нужно руководствоваться разъяснениями п. 32 постановления Пленума ВС «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса РФ» от 2 июля 2009 года. Указанная норма предписывает судам выяснять: по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд вынужденный характер (конфликтные отношения в семье, расторжение брака) или добровольный, временный (работа, обучение, лечение и т. п.) или постоянный (вывез свои вещи, переехал в другой населённый пункт, вступил в новый брак и проживает с новой семьёй в другом жилом помещении и т. п.), не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещением со стороны других лиц, проживающих в нём, приобрёл ли ответчик право пользования другим жильем в новом месте жительства, исполняет ли он обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг и др. Если выезд носил добровольный характер и пользоваться жильем ему никто не мешал, но свои обязанности по договору социального найма он при этом не исполнял, иск о признании его утратившим право пользования жилым помещением подлежит удовлетворению.

По мнению судей ВС, в материалах дела нет доказательств того, что Хосейн В. был вынужден съехать от родителей: на момент выезда конфликтных отношений с семьей не было, из квартиры его родственники не выгоняли. Вступление его в брак и проживание с новой семьей свидетельствует не о о временном, а наоборот, о постоянном характере отъезда. То, что супруги В. развелись в период рассмотрения дела, "правового значения для разрешения спора не имеет".

Все это время "блудный сын" не пытался снова вселиться в квартиру, обратившись в полицию с заявлением о чинении ему препятствий лишь спустя 30 лет после того, как уехал (после обращения его матери в суд). Нет в деле сведений и о том, что он нес расходы по содержанию спорного жилого помещения.

Сергей В., как правильно определил суд первой инстанции, не вселялся спорную квартиру и не проживал в ней с момента рождения. По мнению судей ВС, апелляция неверно расценила его регистрацию там как соглашение родителей об определении места жительства несовершеннолетнего ребёнка. Ведь согласно п. 2 ст. 20 ГК (место жительства гражданина) такое соглашение действует в отношении детей до 14 лет, а на момент регистрации молодому человеку было 15.

Еще одним доводом отца и сына В. было то, что они включены в договор социального найма, заключенный в начале 2013 года, однако судьи ВС посчитали, что нижестоящие инстанции при оценке документа не учли, что "включение ответчиков в договор в качестве членов семьи нанимателя было осуществлено формально на основании сведений об их регистрации по месту жительства".

Ни одному из мужчин пользоваться квартирой, равно как и нести бремя ее содержания, никто не мешал. Хосейн В. покинул жилплощадь добровольно, а Сергей В. никогда там не жил, оба лишь сохранили регистрацию по месту нахождения спорного помещения. Следовательно, оснований сохранить за ними право пользования квартирой не имеется, определил ВС, удовлетворяя требования Иветы В. и отменяя предыдущие акты по делу.

Эксперты поддержали ВС

Алексей Алтухов, руководитель проектов КА "Павлова и партнеры", указал, что споры между родственниками за право проживания в квартире по договору социального найма не в новинку для судов общей юрисдикции, и ВС лишь исправил ошибки нижестоящих инстанций, руководствуясь собственным постановлением Пленума. О том, что такую позицию Верховный суд озвучивает не впервые, говорила и Светлана Бурцева, председатель "Люберецкой коллегии адвокатов". "Ответчик не доказал, что ранее не мог пользоваться квартирой, а свидетельства, полученные после подачи иска (обращение в полицию, развод с супругой), не могут являться достаточными и безусловными доказательствами чинения ответчику препятствий со стороны истца и носят формальный характер", – считает она. Кроме того, в течение 30 лет он не исполнял обязанности нанимателя жилого помещения по оплате жилищно-коммунальных платежей, чем обременял истца. "Таким образом, ответчик отказался от своих прав и обязанностей в отношении квартиры добровольно, в связи с чем договор социального найма с ответчиком должен быть расторгнут, поскольку он утратил права пользования квартирой", – поддерживает судей ВС Бурцева.

Лада Горелик, адвокат, управляющий партнер Московской коллегии адвокатов "Горелик и партнеры", согласна с коллегой: "Человек 30 лет не проживал в квартире, не нес расходы, связанные с ее содержанием и оплатой коммунальных услуг, а теперь хочет вернуться. Данная ситуация, к сожалению, типичная и не редкая, и с появлением такого решения ВС есть надежда на то, что в подобных спорных ситуациях суды теперь будут выносить законные решения, учитывая все обстоятельства дела".

"При разрешении споров о признании лица утратившим право пользования помещением в связи с добровольным выездом судам необходимо установить совокупность двух обстоятельств: постоянное отсутствие лица в помещении по причине выезда и добровольность такого выезда, – говорит Яна Чернобель, адвокат КА "Барщевский и Партнеры". – Сын истца переехал из спорной квартиры, на протяжении 30 лет не проявлял себя как пользователь указанного помещения, что свидетельствует об утрате интереса в пользовании помещением". Следовательно, ВС вполне обоснованно удовлетворил требования о признании лица утратившим право пользования. "Действия ответчика уже после предъявления к нему иска, направленные на создание видимости вынужденного выезда, являются злоупотреблением правом, в связи с чем обоснованно критически были оценены судебной коллегией ВС", – считает Чернобель.

Последнее изменение Воскресенье, 18 декабря 2016 21:59
 twitter  face  vk
Рейтинг@Mail.ru